Если бы не 1917-й, мы бы получили великую страну с великим будущим

«Большая беда России в том, что мы «самоубиваемся» и мыслим штампами». Почему мы привыкли однобоко смотреть на историю России и к чему это приводит — в интервью с Петром Мультатули.

Пётр Мультатули

Сегодня часто даже насущные и актуальные проблемы в сфере российской экономики и политики вызывают менее жаркие споры, чем трактовки знаковых исторических деятелей из разных эпох. Они давно стали героями мифов, которые используются для идеологической борьбы, уверен Петр Мультатули — историк и публицист, правнук Ивана Харитонова (старшего повара императорской кухни, убитого с царской семьей в доме Ипатьева).

В России принято ругать свою страну, самокритика считается хорошим тоном. С чем это связано?

— Мы привыкли мыслить историческими штампами: кровавое царствование Ивана Грозного, варварская Россия Петра I, безвольное правление Николая II. Любая значимая историческая фигура демонизируется, мы настолько уверены, что в нашей стране все плохо, что не замечаем ничего хорошего. Эту мысль хорошо выразил философ и публицист Василий Розанов — «мы самоубиваемся». И это — большая беда России. Можно понять, когда такие штампы насаждаются извне — в рамках идеологической борьбы, но эти же постулаты увлеченно подхватываем и мы сами. Да, в каждой стране, в любой исторический период есть свои проблемы и недостатки, но почему никто не обращает внимание на то, что с ними работают, и часто — вполне успешно.

Возьмем, например, здравоохранение в Российской империи на рубеже XIX–XX веков, в период правления Николая II. Как правило, эта сфера изображается крайне отсталой, ее сравнивают, например, с Великобританией того же времени, и Российская империя на этом фоне выглядит действительно бледно. Но давайте начнем с того, что сравнивать британскую метрополию и всю Россию вообще некорректно. Или сравнивайте с Англией европейскую часть России, или обе империи целиком. А значит, в сравнении будет участвовать и, например Индия, где только от эпидемий чумы в 1865–1917 гг. умерло 23 млн человек.

Но ведь статистика свидетельствует, что в Российской Империи во время правления Николая II действительно была высока смертность…

— Да, в России в то время была высока детская смертность и смертность от инфекционных заболеваний — оспы, чумы, тифа, холеры. Этому способствовала и огромная территория, и аграрный характер страны. Но уже в конце XIX века было сделано многое для того, чтобы улучшить оказание медуслуг населению. Уже с 80-х годов прием больных начинают вести бесплатно — сначала на фельдшерских пунктах, а потом — и в больницах. Плата сохранялась только в уездных больницах для пациентов из других уездов.

Став императором, Николай II начал реформировать здравоохранение, создав ту систему, которая в слабо изменившемся виде просуществовала до совсем недавнего времени: участковые врачи, три уровня оказания медпомощи (участок — уездная больница — губернская больница), бесплатное предоставление медуслуг. Так что гордость большевиков — бесплатная медицина — существовала еще в XIX веке. В 1901 г. медпомощь в Российской империи получали 49 млн человек, а в 1913 г. — уже 98 млн.

Много было сделано для борьбы с инфекционными заболеваниями, с детской смертностью: если в 1895 г. из 100 тыс. младенцев от нуля до года умерло 27 тыс., то в 1911 — уже 23 тыс. И, кстати, в 30-е годы, уже в советское время детская смертность была практически также высока, несмотря на то, что в это время произошла резкая урбанизация населения. Резко изменилась ситуация лишь в конце 40-х, когда в медицине начали широко применяться антибиотики.

Параллельно с системой здравоохранения развивалась и медицинская наука, исследования российских ученых высоко ценили не только у нас в стране, но и во всем мире. Впервые русские ученые-медики были удостоены Нобелевской премии — в 1904 г. лауреатом стал физиолог Иван Павлов, а в 1908 г. — микробиолог Илья Мечников. В это время были сделаны многие открытия в сфере психиатрии, судебной психиатрии, гинекологии.

Еще можно отметить, что при Николае II активно боролись с пьянством. Вообще, в Российской империи, вопреки распространенному мнению, это не было проблемой номер один. В этом плане наша страна серьезно уступала, например, шведам или норвежцам. Но, тем не менее, император, объезжая губернии, сталкивался со случаями пьянства, и считал, что с любым таким проявлением необходимо бороться, а пополнять казну «пьяными» деньгами ни в коем случае нельзя. В результате борьбы за трезвость на государственном уровне к 1912 г. было создано 1 800 обществ трезвости, с общим количеством членов до полумиллиона, а в 1914 г. в стране был фактически введен сухой закон: в государственных лавках прекратили продажу алкоголя. И это решение было адекватно воспринято большей частью населения.

Вообще, любую статистику можно трактовать так, как удобно трактующему, но одна цифра совершенно неоспорима: за время правления Николая II Россия пережила настоящий демографический взрыв — население империи выросло на 55 млн человек. Естественно, этому способствовало и развитие здравоохранения, и общее повышение уровня жизни.

Как развивалась бы Российская Империя, если бы в 1917 г. не произошла революция?

— Если бы не случилось 1917 года, мы бы получили великую страну с великим будущем. В конце концов, именно тогда, в конце XIX — начале XX веков было заложено все то, чем в последствии гордились в советское время. Тогда велись разработки по расщеплению атома, по строительству самолетов, вертолетов, подводных лодок. Тогда велось освоение Арктики, помышляли об освоении космоса. Все линкоры Великой Отечественной войны — это линкоры императорского флота.

Но историю пишут победители, и большевикам, пришедшим к власти после революции, с одной стороны, нужно было очернить царскую Россию, чтобы оправдать свои зверства. А с другой — приписать дореволюционные достижения и разработки себе. В этом помогла литература того времени — те же Чехов, Горький, которые изображали Россию того времени весьма ярко, но очень однобоко. И сплав пропаганды и безрадостной отечественной литературы сначала был безальтернативным источником информации, а потом мы просто привыкли воспринимать только его. Мы находимся в состоянии определенного гипноза, читая не реальную историю, а антирусские исторические мифы.

Проект осуществлен при поддержке Фонда святой Екатерины

Автор: Петр Мультатули

(716)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *